Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Главная > Новости > В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?
Новости

08:25, 6 декабря 2019г.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Круглый стол «Освещение проблем инвалидов в СМИ»

«Почему я говорю голосом? Чтобы вы привыкли к тому, как говорит глухой человек. Да, есть глухие, которые говорят хуже меня, есть и те, кто лучше меня говорит. А в прессе часто нас всех одинаково называют глухонемыми. Вообще-то, в последнее время всё больше и больше газет и других СМИ не используют этот термин. Но проколы часты. К примеру, в одной газете публикуют материал типа «Глухой художник открывает свою выставку замечательных картин». Через какое-то время в этой же газете можно прочитать «Банда глухонемых ограбила прохожего...»

Дело в том, что у глухих есть свой язык – жестовый язык. Вон Герасим не знал никакого языка –это был настоящий классический глухонемой. Часть глухих использует жестовый язык и знает русский – письменно либо устно. Поэтому используйте, пожалуйста, термин «глухой». Но теперь журналисты так боятся идеологии толерантности, что называют всех глухих слабослышащими. Слабослышащие – это не глухие, это другая категория людей с приличными остатками слуха. Как правило, слабослышащие более-менее свободно общаются устно, и глухие чётко отделяют их от себя. Но журналисты боятся обидеть глухих и называют кого ни попадя слабослышащими. Вопрос: как обозначать глухих?

Понимаете, у глухих есть своя субкультура, которая базируется на жестовом языке. Язык формирует человека, определяет его менталитет и восприятие мира. У этой субкультуры есть свои традиции и даже своя мифология. В последнее время среди глухих людей развивается неформальное движение «Я – Глухой». Обратите внимание, «глухой» – с заглавной буквы. Глухие гордятся своей культурой, своим языком. Поэтому нет смысла избегать термина «глухой» и заменять его словом «слабослышащий». Но и модные толерантные термины, вроде «люди с ограниченными способностями слуха» тоже не катят.

Вот смотрите: есть глухие, основной способ общения которого – жестовый язык. Есть и слабослышащие, которые выросли в этой среде, и их основной язык общения – жестовый язык. Они, по сути, полноценные представители субкультуры глухих, как, например, сидящий рядом со мной Геннадий Тихенко. Есть слабослышащие, которые свободно говорят на русском языке и также свободно общаются на жестовом, комфортно чувствуя себя в обоих мирах. Вот эти три группы, которые я перечислил, составляют ЖЯ-субкультуру глухих.

Кроме них есть слабослышащие и глухие, которые обучались и воспитывались так, что их первым языком стал русский язык, а не жестовый. Русский язык – основа их существования. И они не входят в субкультуру глухих как таковую. А если ещё вспомнить позднооглохших? Семидесятилетняя бабушка, потерявшая слух, никак не может считать себя членом чуждой ей субкультуры.

Как видите, есть разные глухие. И как журналистам про них писать? Есть общее слово: неслышащий. Удобный и корректный термин охватывает разные степени глухоты. К примеру, корреспондент освещает мероприятие, на котором тусуются все: и глухие, и слабослышащие. Мучиться ему не надо, пусть пишет: «собрались неслышащие люди». Слово не несёт негативной коннотации.

А также часто пишут – инвалиды по слуху. У нас, в обществе глухих, к этому термину относятся двояко. Одни говорят – нормальное слово. И то правда. Ведь как пенсию получать – так мы инвалиды, а как про нас писать – так мы не инвалиды? Другие говорят: нет, слово «инвалид» для них оскорбительно. Лично я, как главный редактор газеты и сайта, лучше напишу «инвалид по слуху», чем неудобоваримое длиннющее «человек с ограниченными возможностями слуха и восприятия речи»…

И, по большому счёту можно писать про нас всех «глухие», поскольку так или иначе – все действительно глухие в той или иной степени.

Есть момент: часто пишут «говорят жестами». Это в книгах по психологии может быть «язык жестов». Жест – это одно, а жестовый язык считается полноценной лингвистической системой, которая воспринимается наравне с английским, французским, русским языками. Так что, если пишете про глухих – укажите, что они общаются между собой на жестовом языке».

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Это не просто рассуждение на тему, как СМИ должны писать про глухих. То, что вы прочитали – стенограмма выступления главного редактора СМИ МГО ВОГ Михаила Веселова 3 декабря 2019 года на круглом столе в московском представительстве ООН. Информцентр ООН провёл этот круглый стол на тему освещения инвалидов в СМИ и в социальных сетях. Участие в нём приняли представители ВОИ, ВОС и ВОГ, а также журналисты из разных СМИ от ТАСС до «Коммерсанта». Помимо Веселова за столом сидели и другие неслышащие: врио президента ВОГ Станислав Иванов, эксперт Комитета ООН по правам инвалидов, начальник международного отдела аппарата ЦП ВОГ Дмитрий Ребров, редактор сайта VOGinfo Геннадий Тихенко.

ВИДЕО: ОБРАЩЕНИЕ ГЕНСЕКА ООН АНТОНИУ ГУТТЕРИША

Само мероприятие началось с видеообращения генсека ООН Антониу Гутерриша – с субтитрами и переводом на международные жесты:

– По мере того, как мы помогаем закрепить права инвалидов, мы приближаемся к выполнению главного обещания повестки дня на период до 2030 год: не оставлять без внимания никого… Почти все государства – члены ООН ратифицировали Конвенцию о правах инвалидов, и я настоятельно призываю тех, кто еще не ратифицировал её, незамедлительно сделать это. В июне я объявил о начале осуществления Стратегии Организации Объединенных Наций по интеграции инвалидов, призванной улучшить наши стандарты и работу по интеграции инвалидов во всех областях нашей работы и во всем мире.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Первому дали слово Михаилу Терентьеву – «биг-боссу» ВОИ. Терентьев долго рассказывал о ситуации с инвалидами в России и лишь в конце обратился к теме круглого стола: СМИ пишет об общей доступности объектов, забывая про самих инвалидов. И вообще надо больше писать об успехах самих инвалидов, например, об их спортивных достижениях, Паралимпиадах и прочем.

Затем последовало выступление эксперта АНО «Национальный центр проблем инвалидности» Натальи Волковой. Она убеждена, что большую часть проблем инвалидности можно решить с помощью социального предпринимательства. Говорила о том, что СМИ не поднимают тему поддержки тех компаний и фирм, где трудятся инвалиды. Ведь поддержки, как таковой, от государства практически нет…

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Лаконично на жестовом языке выступил Дмитрий Ребров. Рассказал про роль ООН в информировании в отношении прав и проблем людей с инвалидностью. Подчеркнул, что Международный день жестовых языков был провозглашен в ООН во время сессии Комитета по правам инвалидов, закрепившей право глухих на жестовый язык. Поблагодарил СМИ за освещение проводов сурдлимпийской сборной на Зимние игры в Италии и в заключение сказал, что хотел бы, чтобы СМИ принимали более активное участие в интеграции людей с инвалидностью в общество. Только от них зависит, как будут люди воспринимать «особого человека». И то правда, ведь все люди читают новости и составляют по ним свои представления.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

На вопрос модератора, кто хочет спросить Реброва, вызвался Станислав Иванов, заявивший, что Дмитрий Ребров большой молодец, один из лучших сотрудников Общества глухих, многостаночник – работает не только в ВОГ, но и ООН, в Международном комитете спорта глухих, где является исполнительным директором. Далее Иванов рассказывал про то, как успешно работает ВОГ в направлении реабилитации глухих. Закончилась речь врио президента ВОГ тоже спортивной темой – мол, побольше пишите о глухих спортсменах.

Когда официальная часть закончилась, и начались выступления собственно по теме круглого стола, то депутат Госдумы Терентьев и глава ВОГ Иванов покинули заседание сославшись на занятость.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ? В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Выступали представители СМИ – Валерия Мишина («Коммерсантъ») и Инна Финочка (ТАСС). Обе рассказывали о том, как журналисты стараются писать об инвалидах, какие бывают нюансы в этом деле. Участники стола немного погрузились во внутреннюю кухню «четвёртой власти». Кстати, журналисты досадовали, что важные шишки ушли с заседания. Потому что хотели бы поспорить с ними по поводу призывов освещать только «хороших» инвалидов с их успехами и избегать неприятных тем.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Яркой речью на тему, так ли хороша толерантность в СМИ, отметилась главный редактор звукового журнала «Диалог» Всероссийского общества слепых Ирина Зарубина. Она задала резонный вопрос: почему инвалидов часто воспринимают как недееспособных и беспомощных, за которыми нужен уход и опека? И само слово «инвалид» не кажется Зарубиной таким ужасным. С точки зрения незрячего человека это не такое страшное слово. Лично ей не так обидно, если её назовут «слепой» – это нормально. Но есть те, которые на это остро реагируют. Их ради толерантности стали называть слабовидящими – а это вообще другая категория! Слабовидящий – не слепой! В погоне за политкорректностью исказили само обращение к незрячим. Подметила, что журналисты настолько боятся «нарушить правила», что пишут примерно так: «Человек с инвалидностью освоил компьютерные технологии…», а читатель остаётся в недоумении – что за инвалид? Незрячий? Глухой? Человек с нарушениями координации? Чем восхищаться-то? Отметила, что в федеральных СМИ пишут об инвалидах очень дежурно и политкорректно, а вот в региональной и местной прессе материалы об инвалидах более человечные, без оглядки на изыски толерантности. «Не стоит всегда прибегать к политкорректности при описании конкретных вещей и ситуаций!» – резюмировала Зарубина.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ? В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Зарубину поддержал Михаил Веселов, чьё выступление вы уже прочитали выше. Кстати, главред СМИ МГО ВОГ был единственным, кто подготовил медиапрезентацию к своему выступлению.

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Затем слово дали редактору сайта ВОГинфо Геннадию Тихенко. Он рассказал, что СМИ однобоко освещают вопросы инклюзивного образования, подавая их только в бравурно-позитивном ключе и игнорируя серьёзные системные ошибки в программе инклюзии. Например, когда в одном классе собирают глухих детей и их слышащих ровесников с ментальными нарушениями, то о качестве их образования можно забыть. Но в прессе радостно пишут о «слиянии глухих со слышащими». Тихенко рассказал и о том, что успешность кохлеарной имплантации зависит в большей степени не от самой операции, а от последующей реабилитации, тренировок по восприятию речи, которые могут занять и год, и больше. А в СМИ пишут так, словно КИ-имплант вроде очков – надел и всё исправилось… Ещё Геннадий Тихенко упрекнул журналистов в том, что они жалеют инвалидов в своих материалах: мол, у него недуг, но он живёт, несмотря на это! «Мы такие люди, как и все остальные, только со своими причудами и привычками, традициями!» – пояснил сотрудник ВОГинфо. Ещё Тихенко упомянул о социальном предпринимательстве, про которое уже говорилось на круглом столе. Почему СМИ избегают писать об успешных бизнес-проектах глухих? Есть, например, фабрика окон в Туле, которой руководят глухие, в которой работают глухие, и про это мало кто знает… Раз СМИ – голос общества, заявил Тихенко, то они обязаны взять на себя задачу смены медицинского восприятия инвалидов на социальный подход…

В ПОСОЛЬСТВЕ ООН: КАК ПИСАТЬ Об ИНВАЛИДАХ?

Под конец собрания с заключительным словом выступил представитель комиссара ООН по правам человека Алауш Рашид. Подводя итоги стола, отметил, что пресса имеет важное значение для жизни общества, давая право голоса тем, у кого нет возможности заявить о себе. Упомянул, что в Конвенции ООН по правам инвалидов написано многое то, чем не помешало бы руководствоваться журналистам при создании материалов о жизни инвалидов и их проблемах. Рашид отметил, чтобы СМИ указывали больше на случаи нарушения прав людей, будь то обычные граждане, инвалиды или мигранты.

Мы все разные люди, но у нас равные права!


Текст и фото: Г. Громченко
5